Ленинград, Сталинград, Курск…

1643631700_7254 Новости

Памяти ветерана войны Юрия Иннокентьевича Кларка

27 января страна отметила 78 лет со дня снятия блокады Ленинграда. После войны немало свидетелей и участников тех событий обосновались в Сергиево-Посадском городском округе. Рассказываем об одном из них — Юрии Иннокентьевиче Кларке, жителе Семхоза. Ветерана не стало в ноябре 2020 года, но сохранились его воспоминания.

Репрессии и война

Юрий Иннокентьевич Кларк родился 30 декабря 1921 года в Москве, в семье военного. Родители переезжали, и мальчик часто менял школы. Учился в Харькове, Запорожье, Старом Осколе, Новомосковске, затем снова в Москве.

В 1937-м году родители попали под каток сталинских репрессий, их арестовали. Мальчик переехал к родственникам.

В 10 класс он пошёл в 1-ю Военно-морскую специальную среднюю школу на Красносельской улице. Учёба давалась легко. После выпуска Юрия распределили в Ленинград, в Высшее военно-морское училище имени М. В. Фрунзе. Начались дни изнуряющей физической подготовки.

Когда грянула война, курсант принял присягу и отправился добровольцем в отдельную специальную курсантскую военно-морскую бригаду.

«В июле перед нами была поставлена задача: захватить немецкий десант, который выбросили недалеко от Ленинграда. Пошли с группой в полном составе. Вдруг прямо на меня выбегает немец. Я кричу ему: «Хенде хох!» А немец держит автомат и не знает, что делать. Внезапно он бросает оружие, падает на колени и начинает креститься, просить, чтобы я его не убивал. Я нацеливаюсь на него штыком (курок так и не взвёл). Стою и смотрю… Он бы мог меня изрешетить, но оказался морально слабым. В том бою наша группа захватила двух немецких десантников», — рассказывал Юрий Иннокентьевич.

В блокаде

Осенью курсанты начали патрулировать Ленинград. А в октябре в городе начался голод. В драгоценной пайке хлеба, которую выдавали курсантам, было всё, кроме самого хлеба. «Мы разрезали кусок пополам, а после нарезки на ноже оставалось серое вещество, похожее на замазку; сыпали на эти два кусочка хлеба соли, намазывали горчицу, сколько на хлебе удержится, съедали и запивали кипятком, чтобы легче проходило. В первое время ещё давали ложку бобов и 15 граммов сахара, вскоре и этого не стало», — говорил Юрий Иннокентьевич.

Город ежедневно совершал подвиг выживания. Каждое утро все, кто ещё мог дышать и передвигаться, отправлялись на службу. В том числе и Юрий Иннокентьевич. Воспоминания его страшны: «Идёшь по улице, а мимо везут труп на саночках… В сорокаградусный мороз приходилось черпать воду на Неве для питья и приготовления пищи»

В конце декабря 1941 года курсантов училища построили, повели на станцию и посадили на поезд. «Перед нами была поставлена новая задача: пешком перейти через Ладогу, преодолев расстояние в шестьдесят четыре километра. Для этого мы использовали вехи. Идёшь по Ладоге: рыхлый снег по пояс либо голый лёд. Идти надо не останавливаясь, потому что если ты упал — сам не поднимешься. Я заметил одну интересную особенность: сильным, большим людям тяжелее было идти, а какой-нибудь маленький «очкарик», как мы их называли, «паршивый интеллигент» идёт себе и идёт. В чём же дело? Для простого мужика отстать от строя — тяжело. А этот интеллигент никогда не поленится остановиться и перемотать портянку. Неслучайно у нас ходила поговорка: «Пехота — это сто километров прошёл, и ещё идти охота».

Так Высшее военно-морское училище имени М. В. Фрунзе эвакуировали из Ленинграда в Астрахань. Там всех, кто окончил третий курс, направили мичманами на Волжскую флотилию. А второкурсников, как Юрий Иннокентьевич, перевели в Астраханское пехотное училище для подготовки младших офицерских кадров.

«Оружие в бою достанешь»

В начале ноября 1942 года Юрий Кларк получил направление в Сталинград — командиром взвода автоматчиков 66-й морской бригады. «Иду я с этой бумажкой по степи, никаких указателей, ни одной живой души, голая степь. Наконец, дошёл до штаба. Спустился в блиндаж, там сидят два морских офицера, отдал рапорт. Они говорят: «Давай, твои наступают уже, догоняй. Оружие в бою достанешь». Так и получилось.

Вначале бойцы (которые впервые увидели своего командира) одолжили ему топорик, потом он добыл наган… «До ночи мы как-то отстреливались. Когда совсем стемнело, бой прекратился, и тут я уж познакомился со своими людьми, матросами. Оружия никакого нет у них, даже ружья. А автомат получил только я, ППШ», — вспоминал Юрий Иннокентьевич.

Перестрелка продолжалась ещё трое суток, причём всё это время наши бойцы находились под снайперским огнём противника. Там Юрий Иннокентьевич и получил свои первые ранения. Вначале — в руку (перебинтовали, завязали, отпустили), затем — касательная пуля в голову.

Курская дуга

После выздоровления он продолжил свой фронтовой путь в составе 169-й стрелковой дивизии.

В день наступления была артиллерийская канонада, около 100 орудий одновременно вели огонь. Двигаться проходилось с открытым ртом, иначе нельзя — лопнут барабанные перепонки. Самым памятным оказался бой за хутор Щегловка 5-6 сентября 1943 года. Рота Юрия Кларка получила задание переправиться через реку Лазуня и атаковать противника. Немцев удалось выбить с позиций, они провели две безуспешных контратаки, а потом отступили сразу на три километра.

Из 18 бойцов роты в строю остались только трое, двоих подобрали ранеными. Немцев полегло больше, около 45 человек

Там же Юрий Иннокентьевич получил тяжёлое ранение в голову. «Когда меня привезли в медсанбат, я потерял дар речи. Вижу буквы, а складывать их не могу. И так десять дней я пробыл «немым», — рассказывал он. Вначале его перевели в госпиталь, который находился в Орле, а затем на санитарном поезде отправили в Москву, где жизнь молодого офицера спас нейрохирург Гравченко.

После Победы

День Победы Юрий Иннокентьевич встретил в родной столице. В 1946 году поступил в ИМО МИД СССР (МГИМО МИД РФ), изучал сингальский и английский языки. Была возможность работать в Великобритании, на родине предков, — приглашали в КГБ. Но не вышло из-за ранений. Юрий Иннокентьевич переквалифицировался на юриста-международника, побывал в Бирме, Вьетнаме, Болгарии, Чехословакии. На пенсию вышел в 1975-м. «Молодому поколению я хочу пожелать, чтобы вы сочетали в себе два качества. Были здоровыми и занимались собой, а также получили хорошее образование!» — пожелал в последнем интервью ветеран.

Евгения НИКОЛАЕВА

Благодарим за подготовленный материал куратора проекта «Память сердца» Арсения Арутюнян

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.